• Чт. Апр 22nd, 2021

ВК «РЯЗАНЬ-РГУ».

Женский волейбольный клуб г.Рязань

История чемпионатов мира: золотой 1949-й

История чемпионатов мира: золотой 1949-й

Это был удивительный сентябрь. Сентябрь 1949-го, во время которого на стадионах Праги творилась история – первый чемпионат мира по волейболу. Его готовились выиграть хозяева, но победили советские волейболисты. Это рассказ про волейбол, который сравнивали с балетом. 

Советский волейбол – искусство, сравнимое с балетом

В сороковые годы в Советском Союзе волейбол не уступал по популярности футболу. Мяч летал над площадками в парках, на стадионах, над наспех сплетенными из бельевых веревок сетками почти в каждом дворе. Команды организовывались стихийно, играли «двор на двор» и «парк на парк». Даже сейчас еще слышны отголоски тех времен, правда, все тише – например, подмосковные Раздоры: на нескольких площадках в любой сезон играют в волейбол. И вы не поверите, оттуда до сих пор выходят игроки Суперлиги – спустя 80 лет после описываемых событий! И до сих пор с теплом и нежностью говорят в своих интервью что-то вроде: «В волейбол я влюбился в Раздорах». А в сороковых этих площадок в Раздорах было несколько десятков.

Популярность волейбола была огромна. На стадионы во время чемпионата Советского Союза набивались тысячи людей. Ходили «на Реву», «на Щагина и Якушева», как сейчас ходят в Александринский театр «на Фаруха Рузиматова». Волейболисты, как и футболисты, были кумирами, а волейбол – искусством, сравнимым с балетом. И гордились им так же, как балетом – а ведь советские игроки еще даже не приняли участия ни в одном официальном международном соревновании! 

На первый чемпионат мира в составе сборной СССР собралась команда из представителей пяти спортивных обществ огромной страны – из Москвы (ЦДКА, «Динамо», «Локомотив»), Ленинграда (ЛДО – Ленинградский дом офицеров) и Киева («Локомотив»). Управлять командой доверили 32-летнему Георгию Берлянду, который к моменту старта первого в истории чемпионата мира был сверстником большинства игроков сборной. 

Почему ему? На этот вопрос отвечал его сын, известный спортивный журналист Евгений Богатырев в одном из своих очерков: 

«Об этом в разное время я допытывался у Владимира Щагина и Константина Ревы, тех, с кем он начинал играть в 30-е годы в ЦПКиО и московском «Спартаке». Ветераны говорили, что был он с ними одной, можно сказать, игроцкой группы крови, хорошо читал и вел игру. И поняв, что на тренерском мостике их товарищ может сделать больше, чем на волейбольной площадке, корифеи признали в нем тренера. И он оправдывал их надежды: с 1938 по 1940-й годы команды, которые он возглавлял, трижды побеждали в чемпионатах СССР». 

Перед поездкой в Прагу на первый в истории чемпионат мира по волейболу Григория Берлянда пригласили на площадь Дзержинского. Дали понять, что необходима победа, что поражения никто не поймет. Этот чемпионат мира был первый не только для мирового волейбола, но и для всех советских сборных по командным видам спорта – ставки для СССР в таком ответственном международном вопросе были очень высоки. 

Прага, 0:15, шаржи и инфаркт во время финала

Так уж получилось, что первый в истории чемпионат Европы состоялся раньше, чем первый чемпионат мира – это случилось в 1948 году. Выиграли чехословаки, которые «заболели» волейболом с той же силой, что и советские люди. Местных волейболистов публика натуральным образом носила на руках после победы на первенстве Европы. Правда, в нем не принимали участия советские волейболисты, а что представляет из себя сборная СССР, чехословаки, конечно, представляли слабо – говорить о скаутах, статистических данных о соперниках в те годы не приходилось, да и записей взять неоткуда.  Хозяева на волне уверенности в себе после победы в европейском первенстве считали, что и домашний чемпионат мира должен стать для них победным. У советской команды оказалось другое мнение. 

На первый чемпионат мира приехало всего 10 команд – должно было быть 12, но в последний момент отказались от участия Уругвай и Югославия, остальные страны, входящие к тому моменту в FIVB, даже не стали присылать заявок – разруха и экономический упадок не пощадил никого. 

10 команд поделили на 3 группы – сборная СССР оказалась с одной с румынами, венграми и бельгийцами. Команде Бельгии досталось больше всех: в матче с советскими волейболистами за 3 партии она заработала 10 очков. Отдадим должное бельгийцам, они заняли не последнее место, обыграв сборную Нидерландов – «оранжевые» не выиграли за турнир ни одной партии, а в поединке с хозяевами, чехословаками, и вовсе проиграли один сет со счетом 0:15! Сейчас самое время буквально на полминуты вернуться из далекого прошлого в прошлое недалекое и вспомнить, кто выиграл Олимпийские игры в 1996 году. Верно, сборная Нидерландов. 

Но вернемся в 1949-й. После группового турнира команды вновь разделили на группы, но уже на две. В одной первые шесть команд бились за медали, во второй четыре сборные выясняли свои окончательные позиции на первом чемпионате мира. 

Сейчас уже точно не сказать, предполагали ли организаторы, что судьба золотых медалей будет решаться в матче Чехословакия – СССР, или просто так вышло, но матч этот был назначен на последний день соревнований, 18 сентября. По рассказам современников на эту игру был невероятный ажиотаж – заявки на билеты подали 500 000 человек, а мест было всего 20 000! И все эти 20 тысяч человек поддерживали команду Чехословакии, разве что пара человек из посольства болели за советских волейболистов. Чехословаки, как и сборная СССР, до этого не проиграли ни одного матча на турнире.

 

Команда хозяев была более одарена в плане физических данных, с двухметровым лидером Йозефом Тесаржем на острие атаки. В сборной Советского Союза выдающейся антропометрией мог похвастаться разве что Константин Рева, основной нападающий – 184 см. Рост Щагина – 176 см, Владимира Саввина – 173 см… но в то время смотрели не на рост, а на умения. Команда СССР применяла на чемпионате мира те тактические нововведения вроде атаки со второго касания, которые сейчас являются для волейбола вещью обыденной, повседневной. Тогда же это поражало, справляться с этими «трюкачествами» соперник не умел. 

Отдадим должное чехословакам, они тоже понимали волейбол и тоже умели видеть в нем искусство. Местные болельщики прониклись глубочайшим уважением к советской команде задолго до финала, а Константина Реву и вовсе были готовы носить на руках рядом со своими героями. Ему посвящали стихи, на него рисовали шаржи и карикатуры. Добрые, уважительные. 

Советские волейболисты штурмом взяли первые две партии, в фантастической борьбе проиграли третью – 17:19. В четвертой, как оказалось позднее, решающей, ближе к концовке Григорий Берлянд, старший тренер сборной Советского Союза, потерял сознание. Врач команды привел его в чувство. Позднее выяснилось: на финале Григорий Ефимович пережил микроинфаркт. 

Владимир Щагин часто видел во сне концовку финального матча, о чем рассказывал в своей книге «Верность времени, верность себе»: «Три минуты… Три минуты — во сне другие измерения, и каждый раз минуты эти по-своему спрессовываются — был тогда в воздухе мяч… Счет 14:13. Один выигранный мяч — и мы чемпионы… Напряжение — не передать. Все на пределе. Надо заканчивать встречу. Сил на еще одну партию нет. Стадион ревет…

Три минуты мяч в воздухе — сильнейшие удары с обеих сторон, достаем, поднимаем сложнейшие мячи.

Сколько же может тянуться такая игра? И вот во сне мне (в который раз, который уже год!) невмоготу.

И вот наконец Леха Якушев по встречному мячу бьет правой рукой на четвертый номер. Все!

Я просыпаюсь опустошенный — такой, какими были мы тогда». 

В финале Константин Рева атаковал 81 раз, и только 5 мячей чехословаки сумели обработать в защите. Шарж «Константин Рева пронзает колом соперников» появился не просто так.

Но решающий мяч Владимир Щагин отдал Алексею Якушеву, своему одноклубнику – они с полуслова понимали друг друга на площадке, но в обычной жизни могли даже не здороваться. 

Это была по-настоящему уникальная команда. Почти все – фронтовики.  Помощник старшего тренера Берлянда, Анатолий Чинилин, был известным игроком до войны, и скорее всего поехал бы на чемпионат мира волейболистом, не лишись он в боях под Полтавой в 1943-м правой руки… Большая часть игроков той сборной, хотя и выступали на самом высоком уровне, не были профессионалами – впрочем, в те годы и не существовало этого понятия. Почти у всех были профессии, которыми кормили семьи. Летчики, военные врачи, гражданские врачи, физики, механики, военные дипломаты-лингвисты как Владимир Саввин. Один из этой сборной, Анатолий Эйнгорн, стал учителем двух величайших тренеров – Вячеслава Платонова и Ясутаки Мацудайры. 

Еще одному, боевому летчику, полковнику авиации Константину Реве, неотразимому красавцу, безусловному символу и эталону волейбола сороковых и начала пятидестых, 10 апреля 2021 года исполнилось бы 100 лет. 

Но это уже совсем другая история… 

Пресс-служба оргкомитета Чемпионата мира по волейболу FIVB 2022

Источник

Vkontakte Facebook Twitter

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *